Определение Конституционного Суда Республики Карелия от 29 ноября 2016 года об отказе в принятии к рассмотрению обращения Е.А. Чернаковой

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
об отказе в принятии к рассмотрению обращения Чернаковой Елены Александровны о проверке на соответствие Конституции Республики Карелия Закона Республики Карелия от 11 декабря 2012 года № 1656-ЗРК «О внесении изменения в Закон Республики Карелия «О государственном обеспечении и социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей»
город Петрозаводск
29 ноября 2016 года

Конституционный Суд Республики Карелия в составе председательствующего А.А. Тайбакова, судей С.А. Беньяминовой, М.В. Даниловой,

заслушав заключение судьи С.А. Беньяминовой, проводившей на основании статьи 39 Закона Республики Карелия от 7 июля 2004 года
№ 790-ЗРК «О Конституционном Суде Республики Карелия» предварительное изучение обращения Чернаковой Елены Александровны о проверке на соответствие Конституции Республики Карелия Закона Республики Карелия от 11 декабря 2012 года № 1656-ЗРК «О внесении изменения в Закон Республики Карелия «О государственном обеспечении и социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», мнение заявительницы, представителей Законодательного Собрания Республики Карелия, Главы Республики Карелия,

установил:

  1. Заявительница оспаривает конституционность Закона Республики Карелия от 11 декабря 2012 года № 1656-ЗРК «О внесении изменения в Закон Республики Карелия «О государственном обеспечении и социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

Данным Законом в Закон Республики Карелия от 28 ноября 2005 года № 921-ЗРК «О государственном обеспечении и социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей»  внесены изменения, предусматривающие, что при усыновлении (удочерении) ребенка-сироты, проживающего на территории Республики Карелия, или ребенка, оставшегося без попечения родителей, проживающего на территории Республики Карелия, граждане Российской Федерации, проживающие на территории Республики Карелия, имеют право на региональное единовременное пособие в размере 100000 рублей. Оспариваемый Закон согласно его статье 2 вступил в силу с 1 января 2013 года.

Заявительнице было отказано в выплате регионального единовременного пособия, поскольку судебное решение об усыновлении ею ребенка вступило в силу в 2004 году – до вступления в силу оспариваемого Закона.

По мнению заявительницы, оспариваемый Закон не соответствует Конституции Республики Карелия, ее статьям 2 и 4, поскольку, не предусматривает право на получение регионального единовременного пособия для лиц, усыновленных (удочеренных) до вступления оспариваемого Закона в силу.

  1. Конституционный Суд Республики Карелия, изучив обращение и представленные Е.А. Чернаковой материалы, не находит оснований для принятия обращения к рассмотрению.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Республики Карелия, право на меру социальной поддержки в той или иной форме непосредственно из Конституции Республики Карелия не вытекает, а потому как само ее введение, так и определение оснований предоставления, круга субъектов, на которых она распространяется, источника и порядка ее финансирования, а также ее изменение является дискрецией законодателя и в силу статей 72 (пункт «ж» части 1) и 76 Конституции Российской Федерации входит в компетенцию органов законодательной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (постановления от 14 января 2014 года,
от 2 декабря 2014 года).

Предусмотренная оспариваемым Законом мера социальной поддержки в виде регионального единовременного пособия в размере 100000 рублей, выплачиваемая одному  из усыновителей (единственному усыновителю) за каждого усыновленного (удочеренного) ребенка, представляет собой меру финансовой поддержки граждан, усыновляющих (удочеряющих) детей, оставшихся без попечения родителей, в том числе  детей-сирот.

Таким образом, расширив меры социальной поддержки лиц, принимающих на себя родительские обязанности в отношении усыновляемых (удочеряемых) детей, и тем самым выполняющих особо значимую социальную функцию, республиканский законодатель действовал в рамках своих дискреционных полномочий с учетом общего принципа действия закона во времени, возможности финансового обеспечения соответствующих мер за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации и в целях стимулирования развития такой приоритетной формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей, как усыновление или удочерение, в условиях снижения количества усыновляемых (удочеряемых) детей.

При этом введение нового правового регулирования само по себе не может рассматриваться как нарушающее правовое равенство между теми лицами, которые были участниками правоотношений по ранее действовавшему законодательству, и лицами, являющимися участниками правоотношений, регламентированных вновь принятыми правовыми нормами. Иное исключало бы возможность реализации закрепленного в статье 41 (части 1 и 2) Конституции Республики Карелия полномочия республиканского законодателя по изменению законодательства.

Что же касается доводов заявительницы о распространении действия оспариваемого Закона на правоотношения, возникшие до его вступления в силу, то, как указал Конституционный Суд Республики Карелия в Постановлении от 19 января 2007 года, основным принципом существования закона во времени является немедленное действие и распространение его на правовые отношения, возникшие после введения его в действие, и только законодатель вправе распространить новые нормы на факты и порожденные ими правовые последствия, которые возникли до введения в действие соответствующих норм, то есть придать закону обратную силу.

В случае придания закону обратной силы в тексте закона должно содержаться специальное указание о таком действии во времени, либо в правовом акте о порядке вступления закона в силу должна присутствовать подобная норма. При этом законодатель, реализуя свое право на придание закону обратной силы, должен учитывать специфику регулируемых правом общественных отношений.

Таким образом, разрешение вопроса о придании оспариваемому Закону обратной силы и расширении перечня категорий граждан, имеющих право на получение регионального единовременного пособия в размере 100000 рублей, на чем, как следует из обращения, настаивает заявительница, является прерогативой законодателя и к компетенции Конституционного Суда Республики Карелия, как она определена статьей 68 Конституции Республики Карелия и статьей 3 Закона Республики Карелия «О Конституционном Суде Республики Карелия», не относится.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 41 (пункт 1.1), 43, 72 (часть 2) Закона Республики Карелия «О Конституционном Суде Республики Карелия», Конституционный Суд Республики Карелия

определил:

  1. Отказать в принятии к рассмотрению обращения Чернаковой Елены Александровны о проверке на соответствие Конституции Республики Карелия Закона Республики Карелия от 11 декабря 2012 года № 1656-ЗРК «О внесении изменения в Закон Республики Карелия «О государственном обеспечении и социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», поскольку оно не отвечает требованиям Закона Республики Карелия «О Конституционном Суде Республики Карелия», согласно которым обращение в Конституционный Суд Республики Карелия признается допустимым.
  2. Государственная пошлина в размере 300 рублей, уплаченная при обращении о проверке на соответствие Конституции Республики Карелия Закона Республики Карелия от 11 декабря 2012 года № 1656-ЗРК «О внесении изменения в Закон Республики Карелия «О государственном обеспечении и социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», подлежит возврату Чернаковой Елене Александровне.
  3. Определение является окончательным, вступает в силу немедленно после его провозглашения и обжалованию не подлежит.

Рубрики: Определения