Определение Конституционного Суда Республики Карелия от 26 июня 2017 года об отказе в принятии к рассмотрению обращения Рыженковой Татьяны Николаевны о проверке на соответствие Конституции Республики Карелия части 2 статьи 22 Закона Республики Карелия от 10 января 1997 года № 167-ЗРК «О государственной службе Республики Карелия»

Именем Республики Карелия

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ

об отказе в принятии к рассмотрению обращения Рыженковой Татьяны Николаевны о проверке на соответствие Конституции Республики Карелия части 2 статьи 22 Закона Республики Карелия от 10 января 1997 года № 167-ЗРК «О государственной службе Республики Карелия»

город Петрозаводск
26 июня  2017 года

Конституционный Суд Республики Карелия в составе председательствующего А.А. Тайбакова, судей С.А. Беньяминовой,
М.В. Даниловой,

заслушав заключение судьи С.А. Беньяминовой, проводившей на основании статьи 39 Закона Республики Карелия от 7 июля 2004 года
№ 790-ЗРК «О Конституционном Суде Республики Карелия» предварительное изучение обращения Рыженковой Татьяны Николаевны о проверке на соответствие Конституции Республики Карелия части 2 статьи 22 Закона Республики Карелия от 10 января 1997 года № 167-ЗРК «О государственной службе Республики Карелия», мнение заявительницы,

установил:

  1. Заявительница оспаривает конституционность части 2 статьи 22 Закона Республики Карелия от 10 января 1997 года № 167-ЗРК «О государственной службе Республики Карелия», которой установлены периоды работы, обучения, службы, включаемые в стаж государственной службы, дающий право на ежемесячную доплату к страховой пенсии по старости, получаемой в соответствии с Федеральным законом от 28 декабря 2013 года № 400-ФЗ
    «О страховых пенсиях», Законом Российской Федерации «О занятости населения в Российской Федерации».

Правоприменительными органами заявительнице было отказано во включении в стаж государственной службы, дающий право на ежемесячную доплату к страховой пенсии по старости, периода работы в Карельском территориальном фонде обязательного медицинского страхования.

По мнению заявительницы, оспариваемые положения не соответствуют Конституции Республики Карелия, ее статьям 2, 5 (часть 2), 19, поскольку не предусматривают включение в стаж государственной службы, дающий право на ежемесячную доплату к страховой пенсии по старости, периодов работы  на предприятиях, в учреждениях и организациях, опыт и знание работы в которых были необходимы государственным служащим Республики Карелия для исполнения обязанностей по замещаемой должности государственной службы, по аналогии с пунктом 20 Перечня должностей, периоды службы (работы) в которых включаются в стаж государственной гражданской службы для назначения пенсии за выслугу лет федеральных государственных гражданских служащих, утвержденного Указом Президента Российской Федерации
от 20 сентября 2010 года № 1141. Тем самым, по мнению Т.Н. Рыженковой, оспариваемые положения создают неравные условия приобретения права на ежемесячную доплату к пенсии по старости для государственных гражданских служащих Республики Карелия по сравнению с федеральными государственными гражданскими служащими.

  1. Конституционный Суд Республики Карелия, изучив обращение и представленные Т.Н. Рыженковой материалы, не находит оснований для принятия обращения к рассмотрению.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Республики Карелия, выраженной в постановлениях от 9 января 2002 года, от 19 января 2007 года, установленная статьей 21 Закона Республики Карелия
«О государственной службе Республики Карелия» доплата к государственной пенсии является дополнительной социальной гарантией для государственных служащих Республики Карелия, временно установленной и предоставленной им за счет средств республиканского бюджета помимо государственной пенсии по старости. Исходя из того, что регулирование вопросов государственной гражданской службы находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов (пункт «н» части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации), республиканский законодатель в рамках предоставленных ему федеральным законодательством полномочий по реализации гарантий государственного пенсионного обеспечения граждан, замещавших должности государственной гражданской службы субъектов Российской Федерации, вправе устанавливать за счет средств бюджета Республики Карелия конкретные виды таких гарантий (пенсия за выслугу лет, доплата (надбавка) к страховой пенсии и другие), а также определять круг лиц, на которых они распространяются.

Указанная правовая позиция корреспондирует правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, имеющей общеобязательную силу, согласно которой субъект Российской Федерации, устанавливая – при отсутствии федерального закона о государственном пенсионном обеспечении граждан, проходивших государственную службу, и членов их семей – условия назначения лицам, замещавшим должности государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации (должности муниципальной службы), пенсии за выслугу лет, предоставляемой за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации дополнительно к их трудовой (с 1 января 2015 года – страховой) пенсии, вправе определять, периоды какой трудовой деятельности, предшествовавшей государственной гражданской (муниципальной) службе, помимо предусмотренной непосредственно федеральным законодательством, подлежат зачету в стаж, дающий право на такую пенсию, исходя в том числе из своих финансовых возможностей. При этом закрепление в законе субъекта Российской Федерации перечня периодов трудовой деятельности, признаваемой равнозначной государственной гражданской (муниципальной) службе и засчитываемой в соответствующий стаж, отличающегося от установленного на федеральном уровне применительно к определению стажа государственной службы федеральных гражданских служащих, само по себе не может рассматриваться как нарушение требований Конституции Российской Федерации (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июля 2007 года № 12-П, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2017 года № 785-О и другие).

Таким образом, оспариваемые заявительницей законоположения, устанавливая периоды работы, обучения, службы, включаемые в стаж государственной службы, дающий право на ежемесячную доплату к страховой пенсии по старости, получаемой в соответствии с Федеральным законом
от 28 декабря 2013 года № 400-ФЗ «О страховых пенсиях», Законом Российской Федерации «О занятости населения в Российской Федерации», являются частью правового механизма, направленного на реализацию права на дополнительное социальное обеспечение лиц, продолжительное время замещавших государственные должности государственной службы Республики Карелия категории «Б» и «В» и должности государственной гражданской службы Республики Карелия, и приняты в рамках имеющихся дискреционных полномочий законодателя Республики Карелия.

Разрешение же вопроса о дополнении перечня периодов работы, обучения, службы, засчитываемых в стаж государственной гражданской службы, дающий право на ежемесячную доплату в соответствии со статьей 21 указанного Закона, на чем фактически настаивает заявительница, относится к компетенции законодателя Республики Карелия, а не к полномочиям Конституционного Суда Республики Карелия, как они определены статьей 68 Конституции Республики Карелия и статьей 3 Закона Республики Карелия
«О Конституционном Суде Республики Карелия».

Что касается доводов заявительницы о несоответствии оспариваемых положений федеральному законодательству, в частности Указу Президента Российской Федерации «Об утверждении перечня должностей, периоды службы (работы) в которых включаются в стаж государственной службы для назначения пенсии за выслугу лет федеральных государственных служащих», то проверка соответствия законов Республики Карелия и их отдельных положений федеральным законам и иным нормативным правовым актам Российской Федерации также не входит в полномочия Конституционного Суда Республики Карелия.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 41 (пункт 1.1), 43, 72 (часть 2) Закона Республики Карелия «О Конституционном Суде Республики Карелия», Конституционный Суд Республики Карелия

определил:

  1. Отказать в принятии к рассмотрению обращения Рыженковой Татьяны Николаевны о проверке на соответствие Конституции Республики Карелия части 2 статьи 22 Закона Республики Карелия от 10 января 1997 года
    № 167-ЗРК «О государственной службе Республики Карелия», поскольку оно не отвечает требованиям Закона Республики Карелия «О Конституционном Суде Республики Карелия», согласно которым обращение в Конституционный Суд Республики Карелия признается допустимым.
  2. Государственная пошлина в размере 300 рублей, уплаченная при обращении о проверке на соответствие Конституции Республики Карелия части 2 статьи 22 Закона Республики Карелия от 10 января 1997 года № 167-ЗРК
    «О государственной службе Республики Карелия», подлежит возврату Рыженковой Татьяне Николаевне.
  3. Определение является окончательным, вступает в силу немедленно после его провозглашения и обжалованию не подлежит.

Рубрики: Новости, Определения