Интервью П.А. Союнена

Интервью судьи Конституционного Суда Республики Карелия П.А. Союнена,
опубликованное в газете «Карелия» от 24 декабря 2009 года № 144 (2012)

«Мы судим сам закон»

Этим афоризмом коротко описывают свою работу судьи Конституционного суда Республики Карелия. Этот особый институт родился вместе с новой эпохой в истории нашей страны – эпохой гласности и гражданских свобод. Именно тогда государство признало: законы, несмотря на необходимость их строгого соблюдения, создаются людьми, а люди могут ошибаться. Значит, необходима отдельная ветвь судебной юрисдикции, с помощью которой можно контролировать и совершенствовать законодательство, чтобы оно максимально соответствовало своей задаче –  защищать права и интересы государства и его граждан.

Карелия была одним из первых регионов, где, вслед за федеральным центром, появился свой Конституционный суд. В ноябре он отметил 15-летний юбилей. О том, как все начиналось, каковы состояние конституционной юстиции сегодня и ее перспективы, мы беседуем с судьей Конституционного суда РК Павлом Союненым.

-           Павел Александрович, почему именно 10 ноября является официальной датой рождения Конституционного суда Карелии?

-           Закон Республики Карелия о Конституционном суде был принят 17 марта 1994 года, но первый состав судей был назначен Законодательным собранием 10 ноября этого же года, что и стало официальной датой начала работы нового судебного института.

У истоков его создания стояли известные в республике юристы: председателем Конституционного суда был назначен О.Б. Переплеснин, работавший до этого судьей Верховного суда Карелии (сегодня он является первым заместителем председателя Арбитражного суда республики). А пришедшая на эту должность с поста заместителя министра юстиции республики Л.М. Жаркова является в настоящее время судья Конституционного Суда Российской Федерации

Что касается меня, то я работаю в Конституционном суде с момента его создания, а до этого был судьей Высшего арбитражного суда Карелии.

-           Если вернуться на полтора десятилетия назад, насколько сложным был процесс становления конституционной юстиции в Карелии?

-           Процесс этот был, конечно, непростым. Те времена воспринимались гражданами нашей страны по-разному. Менялась государственность, и для одних это было связано с крахом ожиданий, для других, наоборот, означало рождение новой эры и новых надежд. В любом случае, время это было для всех трудным. Не случайно, видимо, на Востоке худшим пожеланием считается пожелание жить в эпоху перемен.

И вот волею судьбы мы с моими коллегами оказались в центре этих перемен. Скажу прямо: было страшновато, никто из нас не имел специальной подготовки, да и не мог иметь, ведь это был совершенно новый для нашей страны вид юрисдикции. Раньше Конституция чаще всего пылилась на полках в кабинетах больших начальников, и редко кто в нее заглядывал. Для нас же она стала основным рабочим документом.

Опасались мы и другого: того, что нас не признает юридическое и особенно судейское сообщество. Мы понимали, что любая корпоративная структура не очень охотно открывает свои двери, но на практике наши отношения с коллегами строились очень доброжелательно с самых первых дней.

Приведу только один пример. Конституционный суд в республике создали, а где он будет размещаться, не определили. Пользуясь случаем, хочу еще раз поблагодарить председателя Верховного суда Карелии Б.К.Таратунина, который по собственной инициативе приютил нас на первое время у себя в здании. У нас тогда был один кабинет на весь коллектив с единственным рабочим столом для председателя суда, который ему приходилось иногда делить с главным бухгалтером. У меня вместо стола стоял упаковочный ящик от ксерокса, впрочем, у остальных и этого не было. Но все эти неудобства тогда были не важны: главное, мы все соскучились по переменам в обществе, хотели внести свой вклад в формирование основ истинно демократического государства, стоящего на страже прав и свобод граждан.

-           Именно верховенство закона является основой основ демократического правового государства. Как говорили еще древние римляне, «закон суров, но это закон». Ваша же работа заключается в том, чтобы подвергать сомнению отдельные положения, а то и целые нормативно-правовые акты и законы, если есть основания полагать, что они не соответствуют  Конституции…

-           Еще Аристотель признавал закон,  а не человека олицетворением верховной власти в государстве. По его словам, закон свободен от человеческих аффектов и представляет собой «уравновешенный разум». С этим трудно не согласиться.

Однако нам также хорошо известно, что и сам закон нуждается в защите и пересмотре для того, чтобы он соответствовал этим высоким требованиям с точки зрения обеспечения единого правового пространства, верховенства Конституции, прав и законных интересов граждан.

Убежден, что время показало: появление в стране конституционной юстиции было оправданным шагом в процессе формирования правового демократического государства, а вслед за ним и новой правовой системы. Хотя, не скрою, в период зарождения конституционной юстиции в регионах были опасения, что побочным эффектом станет наращивание массы законодательства, не соответствующего принципиальным конституционным требованиям.

-           Вы считаете, эти опасения не оправдались?

-           Уверен, что нет, и у нас есть основания это заявлять.  По общей оценке, конституционные суды, гармонизируя законодательство субъектов РФ с их конституциями, федеральным законодательством, вносят значительный вклад в укрепление законности и защиту конституционных прав и интересов граждан.

Конституционный суд Карелии все эти годы в своих решениях последовательно отстаивает принцип разделения властей как основы организации государства, при которой каждая ветвь власти самостоятельна в рамках своих полномочий и не вторгается в компетенцию других властей.

Особенное внимание хотелось бы обратить на то, что во многом благодаря нашей деятельности Конституция Республики Карелия приобрела значение практического права. Наша республика до сих пор остается единственным субъектом Российской Федерации, где любой гражданин может оспорить в судебном порядке любой закон или нормативно-правовой акт, изданный в регионе, в порядке абстрактного нормоконтроля. Такого права у граждан, подчеркиваю, нет ни в одном субъекте Российской Федерации.

-           И насколько активно граждане пользуются этим правом?

-           Судите сами: по нагрузке Конституционный суд Карелии находится на 4 месте в России. Всего за 15 лет работы Конституционный суд рассмотрел 170 обращений. Большинство из них было связано с проверкой на соответствие Конституции Карелии республиканских законов. Обжаловались также постановления Законодательного собрания, акты Главы Карелии, правительства, уставы муниципальных образований и их нормативные акты. Среди этих обращений львиную долю занимают вопросы, связанные с нарушением прав и свобод граждан и их объединений.

В целом же по стране действует 16 Конституционных судов в регионах. За 10 лет ими рассмотрено 730 дел. Для сравнения, за этот же период Конституционным судом РФ рассмотрено 230 дел. Эта статистика доказывает, что Конституционные суды в регионах важны и востребованы.

-           Если это так, почему они созданы только в таком небольшом количестве регионов?

-           Этот вопрос заслуживает отдельного серьезного разговора. Если же говорить коротко, то создание конституционных судов сегодня по действующему законодательству – это дело самих субъектов. У каждого из регионов имеются свои причины, в силу которых они пока что не идут на это.

Мое мнение: в области конституционной юрисдикции необходимо выстраивать четкую вертикаль на федеральной основе, предусматривающую создание конституционных (уставных) судов во всех субъектах Российской Федерации. Именно региональные конституционные суды – это те критические точки, по которым проходит «передовая линия» правового федерализма. В последнее время такой подход в науке конституционного права является доминирующим, а значит, позволяет надеяться, что конституционные суды станут обязательной составляющей государственной власти в каждом регионе нашей страны.

Беседу вела Наталья Овсянникова